ГЛАВА 9. Убийство дракона

Всеми трудами христовыми эта Венера не сокрушаема,

Окровавила уста, кровь парней высасывая.

Тонкими зубами проколов вену и осушив,

Оросила гибелью свои мелкие нежные губки –

Горьковатая краса, ядовито-жемчужный рот…

– Чарльз Суинбёрн

Образ поверженного дракона связан с нехорошим материнским комплексом. Пожирающий дракон – это пожирающая мама, и экзекуция при столкновении с ним справедлива, соразмерна ГЛАВА 9. Убийство дракона тиранической власти мамы, против воли удерживающей отпрыска.

Когда материнский комплекс преодолён, мужик высвобождает и развивает женскую сторону собственной психики, нареченную Юнгом анимой, что переводится с латыни как «душа». Анима оживит, одухотворяет жизнь и межличностные связи мужчины, обогащая их на очень глубочайшем уровне. Вначале женская часть души мужчины ГЛАВА 9. Убийство дракона идентифицируются с мамой, что очень принципиально для психологического развития мальчугана, но такое отождествление должно быть в один прекрасный момент разрушено, и анима должна быть разделена от вида мамы. Когда разделение происходит, отпрыск получает возможность налаживать прочные дела с обратным полом, в каких дама не будет ни идеализироваться, ни унижаться ГЛАВА 9. Убийство дракона.

*

Доктор фон Франц, одним из самых узнаваемых фаворитов дракона является правитель старых Фив Эдип, миф о котором уже вошёл в нашу ежедневную лексику. Как Эдип преодолел собственный материнский комплекс?

Миф об Эдипе – это очень сложная вещь, вопреки тому, что молвят фрейдисты; этот миф нельзя рассматривать раздельно от греческой культуры. Там обычно ГЛАВА 9. Убийство дракона мужчине приходилось преодолевать материнского беса. Столкновение в этом мифе происходит, когда Эдип отвечает на загадку сфинкса, ведь сфинкс – знак материнского беса, фигура поедающей мамы. Эдип отдал смышленый, очень умственный ответ. Это один из методов мужчины оградить себя от пожирающем мамы: не убивать дракона, а перехитрить его. Мужик строит нечто вроде ГЛАВА 9. Убийство дракона собственного ментального, маскулинного королевства, где мама не в состоянии держать под контролем его. В наше время это могут быть люди, изучающие теоретическую физику, другими словами мужчины, становящиеся очень умственными. В Старой Греции таковой побег в умственную, научную область сделали те, кто крутился в обществе Сократа и Платона. Это ГЛАВА 9. Убийство дракона был побег в чисто мужское общество философов и учёных, где мужчины общались только с для себя схожими. И мы знаем, что в главном они были гомосексуалистами, что Сократ, к примеру, совершенно не ладил со собственной супругой, Ксантиппой. Он не был счастлив в браке.

Другими словами, в мифе об ГЛАВА 9. Убийство дракона Эдипе неувязка сепарации от мамы только кажется достигнутой. Должен быть ещё один раунд в битве с Величавой Мамой. Эдип задумывается, что ответил на загадку, и уходит счастливый, полагая, что перехитрил сфинкса. Но это иллюзия. Сфинкс, подобно злой колдунье, делает вид, что кончает жизнь самоубийством. «Теперь, - задумывается Эдип, - я одолел ГЛАВА 9. Убийство дракона мама силой разума». Но он заблуждается. Он вступает в брак с своей мамой и потом получает божественное наказание, уготованное тем, кто участвует в инцесте. Таким макаром, данный миф указывает, что чисто умственное преодоление пожирающих сил безотчетного нереально. Это преодоление должно произойти в реальной жизни, а не в голове.

В один ГЛАВА 9. Убийство дракона прекрасный момент я анализировала сон юного человека, который всё ещё жил со собственной матерью. Ему было 20 девять лет, и он никогда не приводил даму в свою комнату. Мы серьёзно обсуждали с ним возможность снять отдельное жильё за пределами дома его мамы. Он пришёл в кошмар. Он был очень ГЛАВА 9. Убийство дракона чувствительным, ласковым мальчуганом, а его мама была очень беспощадной, сильной личностью, и он испытал кошмар, представляя момент, когда он произнесет мамы: «Послушай, я собираюсь снять для себя отдельное жильё, так как я больше не желаю жить с тобой». Когда он стал обдумывать идея об уходе из дома мамы, ему приснилось, что ГЛАВА 9. Убийство дракона он был должен уничтожить дракона. Нам с вами может показаться мелочью – сказать мамы об уходе, для него же это событие равноценно убийству дракона. Для него это стало преодолением страшенной невротические трудности в себе. Весь его материнский комплекс был втянутьён – не только лишь наружное восприятие и отношение ГЛАВА 9. Убийство дракона к мамы как к реальному человеку, но также инертность и волнения его материнского комплекса. Его мама посеяла в нём тревогу, ужас перед истинной жизнью. Ему пришлось осмелиться сделать шаг в жизнь, преодолевая этот ужас.

И этот архетипический мотив можно повстречать по всему миру. Юноша должен совершить подвиг, символически убив свою ГЛАВА 9. Убийство дракона мама, мать-дракона, либо материнского беса, который есть причина его вялости и беспокойства, ужаса перед истинной мужской жизнью. И юному человеку недостаточно просто осознать, что у него есть материнский комплекс и что его невротические симптомы происходят от удушающих отношений с мамой. Нет, он реально должен снять для себя отдельное жильё и ГЛАВА 9. Убийство дракона выдержать битву.

_____

Она медлительно подошла ко мне и села рядом со мной. В этот момент я остро ощутил её присутствие, так как я мог ощущать её влажные ноги на моих влажных ногах.

- студент института

Справа было окно, у которого посиживала юная дама 20 лет. У неё были мышино ГЛАВА 9. Убийство дракона-каштановые волосы. Они были сальные… о, практически мёртвые. Лицо её тоже было мёртвым. Она просто посиживала, смотря впереди себя в сторону улицы и не всматриваясь ни во что.

- мужчина-хореограф

Она раскрыла своё пальто. На ней было прекрасное бикини, и её тело было очень чёрным, прекрасным и поблескивало от дождика.

- мужчина-руководитель ГЛАВА 9. Убийство дракона из Великобритании

Да, я имел даму в собственных снах. Смуглую, загорелую, с голубыми очами, блондиночку – типичную калифорнийскую даму.

- студент из Австралии

Да, у меня бывают «мокрые» сны.

- мальчик-носильщик на рынке в Лондоне

Ох, она приблизительно 5 футов, 100 30 фунтов, смотрится достаточно отлично… ах, её характеристики 36-24-36. Здоровая!!!

- мужчина-продавец

Сны? У меня отличные ГЛАВА 9. Убийство дракона сны. Мои сны обычно сексапильные. И они, обычно, реализуются. Понимаете, обычно мне снятся мои подруги.

- юный француз из Парижа

Обычные сны у мужчины, непременно, должны быть о супруге. Это полностью нормально.

- обладатель маленького магазина из Швейцарии

Нет, нет, я её не повстречал пока. Но я всё ещё в поисках, все же.

- шофер автобуса

_____

Если ГЛАВА 9. Убийство дракона мужик снимает для себя отдельное жильё, он должен осознавать, почему он это делает?

Да, естественно. В неприятном случае в последующий раз, когда у него кончатся средства, он кинется назад к мамы. Может быть, ему покажется противной хозяйка его первой съёмной квартиры, и он потому захотит возвратиться домой. Так ГЛАВА 9. Убийство дракона что это актуально нужно для него – осознать, почему он отселяется, отделяется от мамы, что это не просто формальное изменение в его жизни.

Многие людские общества имели ритуалы, помогающие мальчишкам отделиться от мамы и войти в мир парней. Не могли бы вы обрисовать некие из этих инициатических обрядов? Какова была ГЛАВА 9. Убийство дракона их функция?

Если мы проанализируем наши собственные жизни, то увидим, что взросление – это не просто процесс неспешного старения. Мы развиваемся не равномерно – процесс идёт скачками. Вспомните, к примеру, большой скачок от юношества к взрослости, которое происходит в пубертатный период. Просыпание сексапильности, идущее совместно с просыпанием религиозных устремлений и обнаружением ГЛАВА 9. Убийство дракона мировоззренческих потребностей. Вчерашний ребёнок вдруг спрашивает: «В чём смысл жизни? Есть ли Бог?» Никто так интенсивно не задаёт глубочайших философских вопросов, как дети в период созревания. В таком возрасте эти духовные вопросы как раз и разгораются. И сразу с тем дети обнаруживают свою свою сексуальность и переживают фантазии ГЛАВА 9. Убийство дракона, связанные с ней.

Ещё один скачок происходит в жизни дам в период менопаузы, когда большие физиологические конфигурации требуют новейшей адаптации к жизни. Также в текущее время признанным является кризис среднего возраста, от которого мучаются мужчины. Этот период очень нередко становится кризисным для брака. Итак, вы видите, что мы не равномерно растём ГЛАВА 9. Убийство дракона и стареем – жизнь движется скачками через кризисные переходы.

Если есть невротические проявления либо другие духовные недуги, они, обычно, прорываются в эти переходные моменты. Тогда личность раскалывается на части, человек становится психологически нездоровым. Это наблюдалось даже у первобытных людей, и потому в старых обществах все принципиальные действия в жизни ГЛАВА 9. Убийство дракона сопровождались так именуемым ритуалами перехода – инициатическими ритуалами, помогающими человеку сделать шаг через новый порог.

Похоронный ритуал также является разновидностью этих принципиальных ритуалов. Это символическое представление устраивается, чтоб посодействовать умершему человеку перейти в потусторонний мир, также чтоб посодействовать живым вернуть их психическое равновесие. Обряд вправду имеет терапевтическую функцию: он защищает ГЛАВА 9. Убийство дракона человека от небезопасных вторжений безотчетного. Мы уже гласили о том, как небезопасен мир безотчетного, мир фантазий, так как может лишить нас возможности адаптации к наружной действительности. Ритуалы обеспечивают защиту. Приняв, так сказать, коллективный сон, коллективную фантазию, мы перекрываем безотчетным фантазиям путь в нашу личную жизнь. К примеру, дама может ГЛАВА 9. Убийство дракона утратить супруга и очень очень тужить, погружаясь в глубокую депрессию. Погребальный обряд успокаивает её и помогает ей принять новейшую актуальную роль. Потому погребальные ритуалы в первобытных обществах нередко заканчивались огромным положительным застольем и не без проявлений сексапильности. Пройдя через таковой обряд, люди утверждали продолжение жизни, вроде бы говоря: «Что-то завершилось ГЛАВА 9. Убийство дракона, но сейчас мы опять желаем жить».

Потому все ритуалы на земле терапевтичны. Это типичные символические спектакли, в процессе которых исцеляются психологические раны и совершаются актуально принципиальные переходы. Но, благодаря неадекватной деятельности христианских миссионеров и нашему отказу от обрядов, мы подвергли забвению ритуалы, и сейчас современный человек всё больше и ГЛАВА 9. Убийство дракона больше пропадает, когда в его жизни происходят такие критичные ситуации, как погибель родственника, половое взросление либо собственная свадьба. Вот те моменты, когда современные люди очень нередко становятся невротичными либо впадают в кризис. Они не в состоянии сделать решительный шаг. Сны в это время могут принести гигантскую ГЛАВА 9. Убийство дракона пользу. Очень нередко можно следить, как исцеляющие, положительные сны подменяют отсутствующий обряд. Они молвят нам о том, что мы должны знать. К примеру, кто-то, кто не получил подабающего утешения от похорон погибшего друга, может узреть сон о расчудесном праздничке, где он рядом с этим другом. Получая такие сны, человек ворачивается ГЛАВА 9. Убийство дракона к глубинному психологическому источнику, из которого и проистекает обряд.

В так именуемых простых обществах есть огромное обилие ритуалов. Самые известные из числа тех, что уже исследованы этнологами, являются ритуалами инициации, где юные люди посвящаются в потаенные законы племени и в потаенны сексапильности. Им предстоит покинуть мама и отчий ГЛАВА 9. Убийство дракона дом. Кое-где, к примеру, дети уединяются в кустиках и символически становятся съеденными материнским чудовищем; они перерождаются, что, обычно, стоит им многих пыток. Время от времени также их заставляют к гомосексуальным контактам с старыми мужиками племени; за этим стоит мысль «введения» в их мужественности. Сразу их инструктируют о потаенных законах ГЛАВА 9. Убийство дракона племени и его религиозных традициях. Когда юноша проходит обряд инициации, он становится полноправным членом племени. Сейчас он мужик. Тех же, кто опасается либо по другим причинам не прошёл инициацию, другие члены племени именуют животными. В племени молвят: «Он не инициирован, он животное». Другими словами, он всё ещё остаётся с мамой ГЛАВА 9. Убийство дракона. Он остаётся в безотчетном животном состоянии. Он не предпринял шаг, нужный для того, чтоб стать мужиком.

Есть ли общества, у каких нет таких обрядов инициации и где мужчины не разрывают свои зависимые дела с мамой?

Ну, у нас не достаточно примеров социологического матриархата. Но в один прекрасный момент ГЛАВА 9. Убийство дракона я прочла книжку о южно-американском индейском племени, где реально царствовал социологический (не религиозный, но социологический) матриархат. Дамы там были счастливы: это были толстые шлюхи, повелевающие мужиками, а мужчины были худенькими, преданными, слабонервными созданиями, трудились на полях и делали всяческую работу для дам. С одной стороны, там ГЛАВА 9. Убийство дракона правило земное достояние и ублажение сексапильных влечений. Но с другой – отрицательной – стороны, там вообщем не было духа: это был мир полной тупости, сплошной животности. Животность в каком-то смысле вожделенна и мила, но ведь там совершенно отсутствовало мышление, не было мыслях духовного самоосознания. И мужчины, таким макаром, были злосчастными и ГЛАВА 9. Убийство дракона преданными созданиями.

Вы только-только напомнили мне статью, которую я не так давно прочел; в ней южноамериканский журналист очень схожим образом сатирически обрисовал североамериканское общество. Он сравнил дам этого общества с отбойными молотками, а парней именовал слабаками.

В этом есть определённая опасность: наше развитие может пойти в этом направлении, и мы ГЛАВА 9. Убийство дракона просто закончим, как в этом индейском племени. Но, может быть, вырастет другое поколение, которое выразит протест против засилья дамского. Либо попробует привести чаши весов в равновесие. Ведь эти вещи должны быть сбалансированы. Безупречной является ситуация, когда ни мужчины, ни дамы не доминируют, другими словами царствует собственного рода равноправие, баланс ГЛАВА 9. Убийство дракона противоположностей.

Тот же баланс сил, к которому стремится психика отдельного человека… Последующий сон светлокожего мужчины иллюстрирует колоссальную силу материнского комплекса и борьбу мужчины за освобождение собственной анимы от тёмных сил пожирающей мамы:

«Был горячий летний денек, и я ходил в обществе прекрасной чернокожей дамы по зелёной местности повдоль окраины ГЛАВА 9. Убийство дракона одичавших зарослей. Мы знали друг дружку издавна, и я называл её “моя богиня”. Это было моё домашнее имя для неё.

Вдруг она тормознула и произнесла: “У меня неувязка”. Я не осознавал, что она имела в виду, но заместо того, чтоб разъяснить мне всё словами, она потянула ГЛАВА 9. Убийство дракона вниз лямки собственного платьица и оголил плечо. Её чёрные кожа на высшей части плеча шелушилась после сильного загара, и под верхним чёрным слоем кожи показывалась золотисто-белая кожа. Дама поглядела на меня и произнесла: “Если я буду всё время созидать тебя, так произойдёт со всем моим телом. Я должна побеседовать с ГЛАВА 9. Убийство дракона мамой и получить некие советы от неё о том, что делать”.

Мы пошли далее, и когда мы приблизились к каким-то сельскохозяйственным орудиям, двое чёрных юношей вдруг выбежали из зарослей и заорали, что собираются отвезти даму вспять в свою деревню. Я произнес: “Чёрт возьми, я быстрее умру, чем ГЛАВА 9. Убийство дракона позволю этому случиться. Вы не сделаете этого. Вы не заберёте её назад”. Мы начали драться, и когда я пробудился, я был победителем. Я знал, что выиграю».

Трансформация этой прекрасной чёрной дамы припоминает одно очень старенькое предание. В «Песни песней Соломона» есть слова: «Девы Иерусалимские! черна я, но красива». Там у нас ГЛАВА 9. Убийство дракона есть чёрная Суламифь, которая позднее, согласно средневековому преданию, перевоплотился в белоснежную даму. Она была искуплена Христом, её Женихом, и стала белоснежной дамой. Этот мотив также сыграл гигантскую роль в легенде о королеве Савской, которая была прародительницей эфиопских царей. Эта чёрная дама, пришедшая к Соломону, была отождествлена с Суламифь в ГЛАВА 9. Убийство дракона «Песне песней». Эта встреча белоснежного мужчины с чёрной дамой и её следующее перевоплощение в белоснежную даму всегда обвораживала западную мифологию.

Тот же мотив есть и в легендах о Граале, где Гамурет женится на темнокожей Белакане. Их отпрыск Фейрефиц – самый близкий друг и сводный брат Парсифаля – родился пятнистым ГЛАВА 9. Убийство дракона: он чёрно-белый. Это смешение чёрного и белоснежного, света и тьмы – смешение противоположностей.

В алхимической традиции трансформация Суламифь, либо королевы Савской, также играет гигантскую роль. Один из повсевременно циклических образов алхимиков – фантазия о том, что материя, которую они желали перевоплотить в золото, вначале была чёрной. Алхимики ассоциировали её ГЛАВА 9. Убийство дракона с чёрной дамой, которая потом снимает с себя кожу либо чёрную одежку и преобразуется в незапятнанное золото. Направьте внимание, что в нашем сне у дамы под чёрной кожей конкретно золотисто-белая кожа.

Чёрное облачение представляет собой типичную характеристику неразвитой внутренней фигуры анимы. Так же, как – мы увидим это позднее – анимус у ГЛАВА 9. Убийство дракона дам время от времени бывает деструктивен и негативен, чёрная анима представляет относительно негативное в мужчине. Чёрная анима показывает на то, что вся его способность к любви в большей степени аутоэротична. Когда мужик не развивает свою женскую сторону, он, обычно, очень нарциссичен. И дама чувствует это очень болезненно, когда мужик ГЛАВА 9. Убийство дракона мяукает под её окном, как кот. Ведь по сути он любит свои фантазии, он любит своё собственное бытие в любви. И всё это далековато от зания настоящей любви. Это просто удовольствие своим существованием. И нередко в литературе, когда парень в первый раз открывает себе опыт любви, он ГЛАВА 9. Убийство дракона оказывается вполне аутоэротичен. Это иллюзия, вырвавшись из которой, через болезненное развитие, парень должен научиться обожать реальную даму не как объект собственных романтических фантазий, но как партнёра.

Отслаивание чёрной кожи и преобразование её в золотисто-белую – это трансформация любящей функции мужчины – его эроса – из простого аутоэротичного состояния в настоящую людскую способность ГЛАВА 9. Убийство дракона обожать. Как эта трансформация происходит, наш сновидец подвергается нападению простых дикарей, которые желают, чтоб дама оставалась чёрной и возвратилась с ними в дебри, что будет означать утрату сновидцем собственных отношений с ней. Это указывает регрессивную силу материнского комплекса. Сновидец обладает выраженной склонностью к рецидивам, к возвращению к старенькым моделям отношений. Но ГЛАВА 9. Убийство дракона наш герой может удачно биться.

Было сказано, что в нашем обществе дама, более всего нуждающаяся в освобождении, – это дама снутри каждого мужчины. Мне снились разные типы дам: старенькые и юные, худенькие и толстые, девственницы и путаны, уродливые и прекрасные… моя сестра, моя мама. Мне даже вы снились. Как в ГЛАВА 9. Убийство дракона богатстве дамских образов мужик может разобрать, какой из их – его внутренняя дама?

У анимы много стадий развития, она обхватывает широкий диапазон психических фактов. Юнг гласил, что есть четыре главных вида анимы: Ева, Лена, Мария и София (премудрость Божья).

Ева – это, так скажем, био дама, и когда ГЛАВА 9. Убийство дракона она возникает в снах мужчины, она являет собой его на биологическом уровне обусловленные потребности, к примеру, сексапильное желание и рвение к продолжению рода. Ева – самая рядовая на физическом уровне симпатичная дама.

Лена находится на ступень выше. Она будет представлять гетеру греков – их вариант гейши. Лена олицетворяет собой уже более культурно ГЛАВА 9. Убийство дракона развитых дам, с которыми можно уже не только лишь испытать сексапильные приключения, да и гласить о поэзии, вести философские беседы. Она будет духовным спутником, тут общение совмещается с романтикой и сексом.

Последующий шаг развития анимы мы находим в христианстве: это Дева Мария – высшая форма духовности. Но она всё же очень ГЛАВА 9. Убийство дракона одностороння. Деве Марии не хватает тёмной, теневой женской стороны – свойств Евы: био, более естественных свойств анимы. Дева Мария очень безупречна и возвышенна.

Таким макаром, четвёртый шаг – София, либо премудрость Божья – это, как с ухмылкой увидел Юнг, «приземление», так как мудрость – это не некоторая добродетельная духовность. Мудрость поближе ГЛАВА 9. Убийство дракона к жизни. Она находится, когда мужик знает, как обожать даму, знает, как к ней относиться, и эта мудрость в то же время защищает мужчину от его же пожирающей стороны. Высшая форма любви – она обязательно с частицей соли.

Что вы имеете в виду?

Я не буду гласить.

Будучи психологом, как вы объясняете ГЛАВА 9. Убийство дракона любовь?

Я наотрез отказываюсь разъяснять! Это выше меня.


glava-administracii-frunzenskogo-rajona-sankt-peterburga-mesheryakov-terentij-vladimirovich.html
glava-administracii-g-nizhnij-lomov-ceev-rk-izbiratelnoj-komissii-rossijskoj-federacii.html
glava-administracii-gizhevska-pervij-zamestitel-glavi-administracii-gizhevska-organizacii-naselenie.html